Марк Джейкобс. От гранжа до Дома Louis Vuitton

Марк Джейкобс. От гранжа до Дома Louis Vuitton

Творения рук этого дизайнера становятся предметом желания, восхищения и поклонения людей. Ему удается предугадать желания публики, а может, он просто заставляет всех поверить, что его гениальные модели — это именно то, что им нужно. Его имя можно было бы занести в книгу истории моды только за единственную коллекцию, но он продолжает творить и поражать, одевая всех в мятые вещи и оставаясь верным своему любимому уличному стилю.

Марк Джейкобс родился 9 апреля 1963 года в Нью-Йорке. Когда будущему дизайнеру исполнилось всего 7 лет, у него умер отец, а мать в попытках наладить свою личную жизнь еще 3 раза выходила замуж. На сына у нее, по видимому, оставалось не так уж много времени, поэтому мальчика на воспитание отдали бабушке, особняк которой находился на Манхэттене. Сидя у телевизора и умело орудуя спицами, она создавала настоящие вязаные шедевры, а заодно и обучала внука мастерству вязания. Бабушка стала для него самым близким человеком, и, по словам самого Марка, именно она оказала сильное влияние на его жизнь. Свою первую награду «Золотой наперсток» ему принесли свитера, связанные им собственноручно еще в школе.

Когда Марку исполнилось 15 лет, он шумным подростковым тусовкам предпочитает работу в довольно прогрессивном по тем временам бутике Charivari. Модные вещи окружают его ежедневно, и само понятие мода стает неотъемлемой частью жизни юноши. Работа в бутике подарила ему знакомство с Перри Эллисом, знаменитым дизайнером, который своим необычным видом впечатлил Марка: «У него были длинные волосы, он не носил костюм с галстуком и сочинял необычную одежду. Все в целом меня очень вдохновило». Неудивительно, что местом учебы он выбрал школу дизайна Парсон, ведь жизнь без моды он уже себе не представлял.

1984 год стал для будущего дизайнера судьбоносным — тогда он познакомился с Робертом Даффи, который стал для Марка другом, братом, отцом и наставником. Тот как раз искал напарника по креативной части и вскоре их дизайнерский дуэт Jacobs & Duffy Designs взбудоражил умы модников и модниц Нью-Йорка. Просто скромный и неуверенный в себе парень, коим на первый взгляд казался Марк, уже успел изучить потребности продвинутой молодежи. Ему не было еще и 16, когда он попал в «Студию 54» — это заведение славилось роскошью, шиком и вседозволенностью во всем. И это без преувеличений. Чтобы стать гостем вечеринки, многие знаменитости были готовы на все, и когда им удавалось попасть внутрь, они были щедро вознаграждены. Кокаин сыпался прямо с потолка, бар был украшен бриллиантами, а куча специальных комнат давала возможность гостям заниматься всем, чем угодно.

Быстро становясь «не мальчиком, но мужем» в круговороте сексуально-героиновых вечеринок, Марк сумел вывести свою формулу в создании одежды. Как оказалось, приглаженная роскошь была лишь мишурой даже для самых известных и знаменитых, а одежда после всех вечеринок выглядела растянутой, помятой… но все равно шикарной. Отсюда его философия — «Я не помято выгляжу. Просто последние шестнадцать лет живу в Нью-Йорке».

В 1985 году Марк Джейкобс, через год после выпуска, создал успешную коллекцию «Sketchbook» специально для фирмы Ruben Thomas Inc., в которой тогда работал. Но уже в 1986 он начинает работать над созданием моделей для марки своего имени. Ему повезло, ведь финансовую поддержку ему оказал Онвар Кашияма, известный японский производитель и дистрибьютор лицензионной одежды от Сони Рикель, Келвина Кляйна, Жана-Поля Готье. Его труд не остается незамеченным, и Марк получает награду «Лучшый дизайнер года». Расправив крылья своей творческой энергии, он воплощает в жизнь свой фирменный прием — превращать дорогие вещи в суперкэжуал (supercasual), и это приносит доход — мятые кашемировые свитера расходятся, как горячие пирожки. Им начинают интересоваться ключевые фигуры мира моды, а Линда Евангелиста и Наоми Кэмпбелл бесплатно участвуют в показах.

Восходящая звезда продолжает блистать — в 1989 году Джейкобс становиться креативным директором Дома Perry Ellis. С огромным энтузиазмом он принимается за работу, совершенствуя свое мастерство. Он снова и снова возвращается к базовому словарю дизайна, пытаясь дать новое толкование американскому звёздно-полосатому флагу или шотландскому клетчатому пледу, с точки зрения современных представлений о роскоши. Будучи коренным жителем Нью-Йорка, он пытался воплотить всю динамику, пикантность и цинизм этого города в своих моделях. Например, ему ничего не стоило поместить лицо Зигмунда Фройда на женское платье.

В 1992 году Марк Джейкобс создает коллекцию, которая вошла во все учебники по истории моды. Легендарная коллекция «Гранж» перевернула мир моды с ног на голову.

Модели выходили на сцену в «цветочных» платьях, обутые в армейские ботинки и кроссовки Birkenstocks. Дорогие трехсотдолларовые рубашки из настоящего шелка выглядели так, словно были сделаны из клетчатой фланелевой ткани, а свитера — ну, конечно! — были измяты. Восторг публики и прессы не разделили разве что акционеры Дома Perry Ellis, и Джейкобса сразу же увольняют.

Однако слава делает свое дело — дизайнером-экспериментатором заинтересовался бизнесмен Бернар Арно. После длительных переговоров Джейкобс стает креативным дизайнером Дома Louis Vuitton, и ему поручают создать первую в истории Дома коллекцию прет-а-порте. Это был довольно смелый эксперимент, ведь молодой дизайнер, возносящий на пьедестал моды не прилизанную повседневность, должен был творить для известного своей люксовостью Дома. И хотя уже в 1994 году Марк начал эволюционировать от ироничного гранжа к более гладкому стилю городского шика, страх неудачи быть непонятым публикой и руководством негативно сказался на психическом здоровье дизайнера. Алкоголь и наркотики становятся его лучшими друзьями, и в 2000 году он ложиться в клинику для реабилитации…

Что же дальше..?

Автор: Лана Йорк

Размещено в Дизайнеры.

Добавить комментарий